Конфликт в Северной Ирландии

irlandiya

Пример конфликта в Северной Ирландии  ценным прежде всего как пример трансформации государственной политики — от отрицания всякого  диалога с «террористами», к легализации партии Шинн Фейн (политического крыла Ирландской Республиканской Армии), как полноправного участника политического процесса, вплоть до избрания в парламент Великобритании. И хотя партия Шинн Фейн отказывается участвовать в заседаниях – участие в работе Палаты Общин требует присяги королеве, власть которой ирландские республиканцы не признают в принципе, —  партия участвует в выборах на всех уровнях  и стабильно выигрывает до пяти мандатов в Палате Общин. А вот в Ассамблее  Северной Ирландии, фракция Шинн Фейн – вторая по численности (28 мандатов). Партия также представлена и в Европарламенте.
Между тем, легализации  Шинн Фейн как субъекта британской и североирландской политики предшествовали более полувека  городской герильи, нападений на британскую полицию и военные гарнизоны, терактов. Британская сторона, в свою очередь регулярно отправляла войска в Северную Ирландию, и отметала саму идею переговоров с сепаратистами.

Отметим, что понятие «сепаратизм» во многих странах, в частности и на Украине, считается посягательством на суверенитет. А значит, сепаратисты не могут рассматриваться как легальная политическая сила. Однако, этот подход далеко не всегда верный. В международном праве присутствует правовая коллизия: гарантии территориальной целостности соседствуют с принципом о праве наций на самоопределение, при этом вопрос о границах «нации» является настолько сложным, что каждый может его трактовать как ему нравится. Вопрос, прежде всего, в методологии. А выбор методов зависит не столько от сепаратистов сколько от законных властей. История учит, что попытки подавления  сепаратистских тенденций могут дать лишь временный результат. И чем жестче репрессии – тем более жестким будет  и ответ. В то же время, постоянный круговорот насилия лишь втягивает в сопротивление новых и новых людей. Как показала практика, единственным успешным путем противостояния сепаратизму является привлечение сепаратистов к участию в политическом процессе, как на местном, так и на национальном уровне. Более того, правильно выстроенный диалог с сепаратистами позволяет,  например Канаде, регулярно проводить референдумы в регионах, где сильны данные тенденции, и добиваться выгодного для себя результата.
Однако, вернемся к Северной Ирландии, где подавляющее большинство населения составляют ирландцы. Этот факт, впрочем, не означает, что большинство жителей хотят выхода из состава Великобритании и присоединения к Ирландии. Вопрос лежит в плоскости межконфессионального конфликта между протестантами и католиками. И протестантское большинство не хочет изменения нынешнего статус-кво, не являясь, разумеется, отдельной нацией северных ирландцев. Протестанты Северной Ирландии являются третей, пускай и пробританской стороной конфликта. Что, впрочем, не является оправданием  политики притеснения католического меньшинства, проводимой Великобританией и ирландскими протестантами в отношении сепаратистски настроенного католического меньшинства на протяжении столетий. Кульминацией противостояния стала голодовка 1981г, в которой приняли участие десятки приговоренных к различным срокам тюремного заключения сепаратистов, добивавшихся восстановления особого статуса политических заключенных. Позиция премьер-министра Маргарет Тэтчер оставалась непреклонной – никаких уступок сепаратистам. Однако, смерть десяти участников голодовки, и вспыхнувшие вслед за ней массовые протесты заставили британское правительство кардинально пересмотреть свои позиции в отношении ирландского сепаратизма.

В 1982г партия Шинн Фейн приняла участие в выборах, что стало началом долгого и сложного мирного урегулирования конфликта.

В 1985г  было заключено соглашение между Великобританией и Ирландией, согласно которому Ирландская республика получала статус консультанта при решении вопросов по Северной Ирландии. Далее следовала череда переговоров, завершившихся в 1993г  подписанием «Декларации Даунинг-стрит», закрепившей принципы отказа от насилия и предполагавшей формирование в Северной Ирландии местного парламента и правительства. Однако выполнение соглашений было заморожено в связи с миномётным  обстрелом  лондонского аэропорта Хитроу.

Летом 1994  действие декларации было возобновлено —  сепаратисты объявили о «полном прекращении всех военных операций», однако после заключения британско-ирландского соглашения, включавшего разоружение боевиков, руководство организации отказалось от взятых на себя обязательств.

В 1998г в Белфасте правительство Великобритании и лидеры основных политических партий Северной Ирландии подписали «Соглашение Страстной пятницы» о передаче власти местным органам управления и проведении референдума для определения статуса Северной Ирландии. Состоялись выборы в Ассамблеи Северной Ирландии. Однако, вскоре переговоры оказались сорваны из-за теракта в североирландском городе Ома, унесшего жизни 29 человек.

В 2000 году состоялся новый этап переговоров. На этот раз речь шла о разоружении Ирландской Республиканской Армии (ИРА) – боевого крыла Шинн Фейн. Однако переговоры были сорваны, а Ассамблея Северной Ирландии распущена.

В январе 2004 были проведены новые выборы Ассамблеи, а  Лондон и Дублин создали независимую комиссию по мониторингу ситуации в Северной Ирландии. В 2005г  руководство ИРА выпустило официальный приказ о прекращении вооруженной борьбы, сдаче оружия и переходе к политическому решению конфликта. Был начат новый этап переговоров.

В итоге, в октябре 2006 в шотландском городе Сент-Эндрюс состоялись переговоры лидеров всех североирландских партий, премьер-министров Великобритании и Ирландии по вопросу о возвращении Ольстера под управление местных органов власти.
Резюмируя историю конфликта в Северной Ирландии можно сделать следующие выводы:
1) Жесткая позиция в отношении сепаратистов является заведомо проигрышной – любой успех в подавлении сепаратистских настроений носит лишь временный характер.

2) Диалог с сепаратистами возможен, и выход сепаратистских территории из состава государства-метрополии не является  единственным возможным итогом кризиса.

3)Нормализация отношений страны-метрополии с соседом, в котором сепаратисты видят основного союзника – первый шаг на пути к установлению мира.

4) Расширение полномочий сепаратистских регионов – единственный реальный способ разрешения конфликта.

5) Лидеры сепаратистов могут участвовать в выборах в общенациональный парламент – их присутствие не является риском для сохранения территориальной целостности.

Напишите нам!

 

×